Управление самоуправлением

29 августа 2017 г. Распечатать запись  
Рубрика: Общество

Ваш отзыв
135 просм., 1 - за сегодня

Выборы в городской Совет депутатов совсем скоро. Мнения о том, как нынешний Совет справился со своими задачами, мы публиковали. Обращали внимание читателей и на тот факт, что к выборам-2017  властями сформирована такая же команда из 20 кандидатов, как и к выборам 2013  года. С тем лишь отличием, что тогда двадцатка кандидатов называлась «Новые возможности» и не афишировалось, что набрана она «Единой Россией». Половина нынешних кандидатов от «ЕР» — депутаты созыва-2013. Но не все. По нашему мнению, несколько достойных людей, которые проявили себя в Совете и могли бы быть избранными снова, не попали в рекомендуемый список кандидатов. Есть и те, кто не стал участвовать в выборах по собственному решению. Один из них Александр Васелёнок, начальник лаборатории ГНЦ РФ ТРИНИТИ, четырежды депутат троицкого городского Совета

Александр Алексеевич, в текущем созыве городского Совета Вы один из двух избранных депутатов, которые прошли не в составе команды, сформированной властями, а как самовыдвиженец. Вы могли бы претендовать на победу и в выборах 2017 года. Почему не стали выдвигать свою кандидатуру?

— Ответ по существу я хотел бы предварить коротким замечанием. То, что я скажу, — плод моих размышлений, моего анализа, это мотивация для меня. Я эти выводы никому навязывать не хочу. Это не агитация и не контрагитация. Я допускаю, что мои выводы могут быть неверны, что я могу ошибаться, что мое решение — неправильное.

Я был депутатом трех созывов, с 1990 года по 2001-й, затем оказался в составе Совета в 2013 году. Отличия в работе этих созывов — разительные. Я стал задумываться о причинах таких изменений. Отталкивался, все-таки, от момента нашего объединения с Москвой. В момент объединения столица в лице своих высших чиновников и другой бюрократии пыталась выглядеть очень пристойно. Очень. Шла речь о том, что нужно сохранить уникальный уклад нашего городского сообщества, в том числе особенности нашего самоуправления. И действительно, за нашим самоуправлением, в том числе у Совета депутатов, осталось довольно много полномочий. Значительно больше, чем у других советов в Москве. И этим довольно часто козыряли как наши местные руководители, так и московские. Но московская бюрократия не была бы сама собой, изощренной организацией с шестивековой историей, если бы она этот набор полномочий предоставила бы случайным людям. Поэтому столица, сохраняя внешнюю благопристойность, сохраняя полномочия, пошла по другому пути: стали формировать Совет под доверительное управление этими полномочиями. Причем состав Совета формируется даже не местной администрацией, он формируется префектурой округа и, скорее всего, курируется центральным аппаратом Москвы.

А дальше всё просто. Отношение к «инструменту» достаточно бережное. Москва «включает» эти полномочия очень редко. Пример — передача собственности или отмена всенародных выборов главы города. (Более того, делегируя Совету вопрос об отстранении и назначении главы города они, по сути, решили и эту задачу. Потому что со всенародно избранным главой были бы проблемы. Должна была существовать какая-то адекватная процедура отстранения. Поэтому теперь всё решается келейно, в кругу 20 депутатов.)

Довольно быстро я пришел к выводу, что Совет есть объект манипуляции, и я как человек в него включенный являюсь субъектом манипуляции. Причем я не могу ничего поделать, поскольку не обладаю ресурсом, чтобы противиться принятию каких-то решений.

И, конечно, Вы в меньшинстве.

— Безусловно, два против 18. Однажды мое предложение набрало аж четыре голоса…

Я разобрался в этом быстро — за год-полтора, и у меня возникло сильнейшее желание уйти из Совета. Но как человек неконфликтный и рассудительный, я отдавал себе отчет, что это может повлечь за собой какие-то разборки со стороны высшей бюрократии в отношении Совета и администрации. А там достаточное количество людей, с которыми я нахожусь в давних приятельских отношениях. Посчитал, что привлечение таким образом внимания не пойдет на пользу ни мне, ни городу. Принял решение спокойно этот срок доработать.

Мне вспоминается формулировка, предложенная одним из политологов: «В условиях отсутствия нравственности демократия есть один из способов манипуляции людьми». С этим я согласен и для себя принял решение, что, пока ситуация не изменится коренным образом, больше в этих играх участвовать не буду. То, что сейчас происходит, я охарактеризовал как «управление самоуправлением».

Нужен ли такой Совет? Какие, повашему, основные функции Совета?

— Такие вопросы, действительно, возникают, и даже на самом высоком уровне. Я считаю, что Совет нужен. И я буду способствовать тому, чтобы он состоялся. И состоялся как можно более рабочий и боевой. Почему? Во-первых, нельзя добровольно отказываться от прав, которые тебе принадлежат. Потому что забрать их у тебя очень трудно, надо приложить колоссальные усилия, и то не факт, что смогут забрать. Мы, Совет, отказались от прямых выборов мэра. Под предлогом того, что Москва может перейти на прямое назначение главы города. Но если бы мы твердо действовали в рамках закона — а там прописано, что могут быть прямые выборы, — то никогда такая политкорректная и порядочная Москва не пошла бы на политическое давление. Никогда бы они силовым образом не отменили прямые выборы. Но в нашем случае это выглядело как добровольное обращение троицкого Совета, и Москва пошла навстречу. Они вообще любят «идти навстречу».

О функциях…

— Несколько неожиданно приведу сравнение с человеком. Когда человек находится наедине с собой, он может позволять себе ковырять в носу, отрыгивать, ругаться матом во время просмотра футбольного матча — то, что он не будет делать в присутствии людей. Власть поступает аналогично. Если есть люди, которые за ней наблюдают, она ведет себя сдержанней. В этом я убедился на собственном опыте. А он у меня большой. Конечно, желательно, чтобы наблюдали люди рассудительные, внимательные, независимые и в какой-то степени бесстрашные. Эта основная функция, что называется «смотрящего», на мой взгляд, становится реально превалирующей. Всё остальное прописано в федеральных законах, законах субъекта Федерации и Уставе города.

Будут ли в Совете люди, отвечающие вашим требованиям?

— Вы знаете, я думаю, будут. Я не исключаю, что такие люди найдутся даже в команде от «ЕР». Всех людей, которые баллотируются, кроме иногородних, я знаю достаточно хорошо.

Велика ли вероятность, что Команду, двадцатку от «ЕР», выберут в полном составе?

— Она есть. Но я думаю, что они не повторят результат, достигнутый на прошлых выборах: 18 кандидатов не проведут. Я вижу по крайней мере трех человек, которые без помощи «ЕР» могут пройти. Но, тем не менее, квалифицированное большинство голосов, более 14, они наберут спокойно.

Будет ли это легитимно?

— Тут вопрос. Для меня — да. Почему? Потому что этот результат, как бы он ни был достигнут, определяется степенью нашей вовлеченности в осознание общих интересов, в борьбу за соблюдение наших прав, нашей готовности включиться в это «грязное дело», именуемое политикой. По сути, это зависит от степени нашей гражданственности. Проведи ты сейчас хоть 10 выборов, результат будет один и тот же. Поэтому для меня он объективен и легитимен.

Другое дело, что есть люди, для которых понятие «легитимность» означает «то, что хочу». Вот хочется здесь и сейчас Совет вот в таком составе. Так не бывает. Для этого надо работать. Много работать. Некоторые страны работали веками. Я считаю, что всё, что произойдет в сентябре, — объективно и закономерно.

Выборы 2017 года проходят более закрыто, чем предыдущие…

— Что касается открытости или закрытости проходящих выборов, мне кажется, что публикации в газете и публичные дебаты влияют на мнение избирателей процентов на 10. Я на прошлых выборах потратил менее 10  тыс. руб. и не делал ничего, кроме того, что правильно выбрал округ, и люди, которые там голосовали, знали меня 40 лет. Мне никого не надо было убеждать: там были две категории людей — те, кто ко мне хорошо относится, и те, которые плохо. Те, кто хорошо, оказали мне на выборах доверие, и их было больше.

Лично Вы выносили на Совет решения, которые власть не радуют?

— Да. Например, когда мы все-таки приняли решение о делегировании полномочий по выборам главы города Совету, стоял вопрос о формировании комиссии. Я разработал полный комплект документов, альтернативный — план «Б». Предлагал назначать членов этой комиссии из числа авторитетных горожан, которые дали согласие на участие в ее работе и соответствовали определенным требованиям. Конечно, почти все были против. В результате всё упростилось до мыслимого предела: Совет принял Положение, Совет сформировал комиссию, состоящую из членов Совета, Совет же проголосовал за главу. Кстати: поскольку в Совете ко мне относились хорошо  — там много моих старинных знакомых, приятелей, — как правило, они реагировали на мои предложения так: «Александр Алексеевич сделал очень интересное предложение. Но…» А дальше  — короткие замечания и голосование по плану «А».

Как считаете, почему не всем депутатам из команды «Новые возможности» предложили участвовать в выборах 2017 года?

— Нужна 100% лояльность депутата. Причем не только при голосовании, но и по жизни. Это основной принцип отбора. Если депутат два раза воздержался по вопросам, интересующим власть, это не 100% лояльность. Вот так.

Беседовала Елена Стребкова

Ваши мысли

Скажите нам, что вы думаете...
и если вы хотите показать какую-то картинку в вашем отзыве, воспользуйтесь сервисом gravatar!

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


См. в той же рубрике: