Генплан как способ выживания наукограда

03 ноября 2019 г. Распечатать запись  
Рубрика: Информация к размышлению

Ваш отзыв
69 просм., 1 - за сегодня

Прочитал предыдущий номер ТрВ. Впечатление сложилось довольно странное. Поставленный в одной из статей вопрос «Троицк – «реновационное гетто» или наукоград?» вылился в обсуждение проблем жилищного строительства и реновации, но никак не стратегии и перспектив развития наукограда.

Ты помнишь, как всё начиналось…

Генплан — пространственное отражение стратегии городского развития, и прежде всего он должен отвечать на вопросы о том, где и как будет реализовываться эта стратегия. В 2004  году, когда только начиналась разработка предыдущего Генплана Троицка, мы собрали на несколько дней в подмосковном пансионате представителей всех участников и интересантов процесса: жителей, администрацию, руководителей институтов, архитекторов, урбанистов, зеленых. Это была попытка начать работу над Генпланом с выработки общего видения будущего нашего города и достичь консенсуса. Тогда казалось, что сделать это будет нетрудно: все участники дружно выступали за развитие науки и инноваций, сохранение леса и улучшение экологии, строительство новых социальных объектов.

Но уже в первый день стало понятно, что простого решения этой задачи нет. Для меня было неожиданностью, что первыми в оппозицию к Генплану встали руководители институтов. Их установка, озвученная в выступлении одного из директоров, звучала примерно так: не сметь рассматривать в Генплане территории институтов, т.к. они находятся в федеральной собственности и служат решению задач Российской Федерации. На вопрос, о каких конкретно задачах идет речь, внятного ответа не нашлось, и дискуссия зашла в тупик.

Ситуацию тогда спас выдающийся ученый-урбанист (к  сожалению, теперь уже ушедший) В.Л. Глазычев. Он сказал: «Господа! Юрий Михайлович Лужков, построив 3-е транспортное кольцо, в основном завершил реализацию Генерального плана развития Москвы, разработанного архитектором Бове после пожара 1812 года». И всем стало понятно, что мы обсуждаем не то, что происходит в Троицке сейчас, а пытаемся понять, как город будет развиваться следующие 20 лет. Решения, которые принимаются сегодня по Генплану, это не только интересы нынешних жителей и руководителей города, директоров институтов и даже (страшно подумать!) нынешнего руководства страны. Мы сейчас закладываем будущее для тех, кто еще не родился, и от наших сегодняшних решений будет зависеть их завтрашняя жизнь.

Город для людей, готовых менять его ради себя и своих детей

С этой точки зрения, обсуждая новый Генплан, мы должны задаться вопросом, что будет главным в жизни тех, кому жить при следующем Генплане. Очевидно, что вопросы безопасности, экологии, здравоохранения, комфортной среды — наиглавнейшие в этом смысле. По сути, это первичные потребности в иерархии потребностей человека, которая была впервые сформулирована американским психологом с украинскими корнями Абрахамом Маслоу (1908–1970) и широко известна теперь как пирамида Маслоу. Но Маслоу сформулировал свои идеи еще в 1943 году, изучая поведение сбитых и попавших на необитаемые острова в Тихом океане американских летчиков. Их главной задачей было выжить, поэтому для них пирамида Маслоу кажется достаточно очевидной. Но мы живем (и тем более будут жить наши дети) в постиндустриальном обществе, когда первичные потребности человека уже во многом удовлетворены. В том числе, я уверен, что и потребность в квадратных метрах на душу тоже будет удовлетворена в обозримом будущем. И  тогда, как показывают современные исследования, на первое место выходят верхние уровни пирамиды Маслоу. А это потребности в уважении, в познании, эстетические потребности и, самое главное, потребность в самореализации.

То есть для завтрашнего жителя города главным станет не то, где он живет, а что и зачем он там делает и есть ли вообще что ему там делать. Уже сегодня этот вопрос актуален для всех развитых стран. И именно это, на мой взгляд, проблема современной российской молодежи: в условиях монополизированной стагнирующей экономики они не видят в своей стране условий для персонального развития, построения карьеры, достижения высокого социального статуса. Именно поэтому они уезжают, а не потому, что им не хватает здесь квадратных метров. В  Китае метров еще меньше, но молодежь не только не думает уезжать, а наоборот: те, кто уехали, теперь возвращаются, потому что в их родной стране у них гораздо больше возможностей для самореализации, чем на Западе (несмотря на гораздо более жесткую ситуацию с правами и свободами человека).

Мы проигрываем сегодня свою молодежь в борьбе за человеческий капитал, а именно он определяет успешное будущее и города, и страны. Будущий Троицк надо строить как место, где наши дети смогут самореализоваться: найти себя в науке, творчестве, семейной жизни. Большинство из старшего поколения троичан приехали сюда в 70-е и 80-е. И  мы готовы были жить годами в коммунальных квартирах ради того, чтобы заниматься наукой и приносить пользу своей стране. Почему мы считаем нынешнее поколение другим? То, что зачастую материальные проблемы для них решаются проще, не делает их более счастливыми: достичь материального достатка в жизни бывает гораздо легче, чем добиться уважения и самоуважения. А это неизбежно выходит на первый план как раз тогда, когда материальные проблемы успешно решаются.

Конкуренция за человеческий капитал — главный драйвер городского развития

Главная задача будущего города — успешно конкурировать с другими городами и территориями за человеческий капитал. Мы должны строить город, в котором захочется остаться нашим детям и в который захочется приехать тем молодым людям, которые смогут сделать будущий Троицк не только удобным и благоустроенным, но интересным и привлекательным с точки зрения их самореализации.

В этом смысле сама проблема миграции в Троицк кажется мне надуманной. Когда-то немосквичи — выпускники лучших московских вузов массово стремились попасть сюда, и это не вызывало отторжения. Именно они сделали Троицк наукоградом (в содержательном смысле, а не формальном). И если Троицку сегодня есть что защищать, то это их заслуга. Мигранты во все времена были и есть самая пассионарная часть населения, просто потому, что само выживание на новом месте требует от них гораздо больших усилий и способностей. Безусловно, вопрос миграции на территорию Новой Москвы стоит остро. Например, на Ватутинском поле уже запланировано и скоро начнется строительство еще одного города размером с Троицк. Ясно, что заселен он будет в основном мигрантами. И мы никак не можем повлиять ни на само строительство, ни на состав тех, кто туда приедет.

Но на своей территории мы можем и должны влиять на качество человеческого капитала, в том числе и путем реализации направленной миграционной политики. Речь ни в коей мере не идет о том, чтобы запретить кому-то приезжать и селиться в Троицке. В конце концов, это просто противоречит нашей Конституции. Но мы должны создавать такую среду, которая будет привлекать сюда людей креативных, высокообразованных, готовых менять город ради себя и своих детей. Как это сделать — главная задача Генплана. Но Генплана осмысленного как инструмент реализации стратегии городского развития, учитывающего не только интересы тех, кто живет здесь сегодня, но и тех, кто будет создавать будущее Троицка. Там, где это будущее понимают (как, например, в наукограде Кольцово), не возмущаются приростом населения, а радуются приезду молодых и креативных людей, без которых невозможно реализовать масштабные (прежде всего научные) проекты городского развития.

У всех наукоградов есть одна общая проблема: ограниченность ресурсов для развития территории. В силу особенностей своего возникновения основные ресурсы развития (земля, коммуникации) здесь находятся в федеральной собственности. И поэтому везде существует объективное противоречие между местной властью, задача которой  — развивать территорию и создавать условия для жизни людей, и руководством научно-промышленного комплекса. В  советское время, когда наукограды только создавались, такого противоречия практически не было: развитием города занимались сами федеральные ведомства и научные организации. Их руководители воспринимали эту задачу как свое кровное дело. Не случайно среди наших почетных горожан основатель Троицка Николай Пушков, директора институтов Верещагин, Велихов, Тавхелидзе, Письменный. Каждый из них внес огромный вклад не только в науку, но и в развитие города. Сегодня это не так, и зачастую руководители научных организаций воспринимают муниципальную власть как врага, пытающегося захватить их ресурсы. И только там, где это противоречие удается преодолеть (Дубна, Кольцово, Обнинск), наукограды развиваются успешно.

Это еще раз доказывает, что успешное развитие наукограда возможно только, если в этом активно участвует научное сообщество. В 2015 году нам удалось внести изменения в Закон о наукоградах и прописать в структуре городской власти специальный орган — Научно-технический совет, который (как указано в законе) создается «в целях координации исполнения плана мероприятий по реализации стратегии социально-экономического развития муниципального образования, имеющего статус наукограда, обеспечения прозрачности процедур его реализации». И какова же роль сегодняшнего НТС Троицка при разработке Генплана? На мой взгляд, никакая. Но не может быть успешным Генеральный план развития наукограда, если в его основе не лежит стратегия развития научного сообщества и научных организаций, потому что именно наука на сегодняшний день является главным стратегическим преимуществом в конкуренции за человеческий капитал, а значит, и за успешное будущее нашего города. Один из авторов первого Генплана Троицка В.А. Банит рассказывал мне, что академик Е.П. Велихов принимал личное участие в разработке Генплана и его утверждении на всех уровнях. И только это обеспечило успешное развитие города на следующие 20 лет.

Серые зоны или территории развития?

К сожалению, нам не удалось переломить эту тенденцию при разработке прошлого Генплана, и территории институтов в нем так и остались серыми зонами. Сегодня ситуация меняется. Уходит старое поколение директоров, в корне поменялась система управления наукой в стране. Появилось понимание, что развитие территории имеет важное значение для конкурентоспособности научных организаций, на ней расположенных. Но научное сообщество по-прежнему не вовлечено в разработку Генерального плана, а значит, и не будет участвовать в его реализации. А без этого у наукограда нет будущего.

Для Троицка сегодня чрезвычайно важно, чтобы на территории наукограда начали реализовываться масштабные научные и образовательные проекты, такие как проект СКИФ (синхротрон 4-го поколения) в Кольцово, проект коллайдера НИКА в Дубне, проект Центра ядерной медицины в Обнинске. Именно эти проекты служат драйверами городского развития наукоградов. Вовлекая в развитие территории институтов, они вытягивают за собой и проекты городского развития: строительство жилья, развитие энергетической и транспортной инфраструктуры и, конечно, социальную сферу.

Сегодня обсуждается несколько таких масштабных проектов с возможным участием наших институтов, которые могут лечь в основу развития наукограда. Это проект создания Центра трансляционной и ядерной медицины, проект национальной Программы по развитию термоядерных и плазменных исследований, проекты создания технологических центров на основе алмазных технологий, проект развития в Троицке площадки одного из федеральных университетов.

Но пока ни один из них не обсуждается научным сообществом в связи с разработкой нового Генплана. А именно Генплан должен дать ответ, где будут размещаться объекты, создаваемые в рамках этих проектов, где будут жить сотрудники, работающие в этих проектах, что сделает территорию Троицка привлекательной для них (ведь сегодня невозможно заставить человека ехать на работу туда, где ему не нравится жить).

Пассивность научного сообщества — не вина городской администрации. Мы понимаем, что наука в стране сегодня переживает тяжелые времена. В лихие 90-е способом выживания науки было ее отделение от городских проблем. Сегодня она должна развиваться вместе с наукоградом, чтобы быть более конкурентоспособной в борьбе за ресурсы развития, прежде всего — человеческий капитал. Генплан — один из инструментов достижения этой конкурентоспособности.

Виктор Сиднев,
президент Союза
развития наукоградов России,
мэр Троицка с 2003 по 2011 год


Один из проектов кампуса ВШЭ


Бекасово. 2-3 ноября 2005 года. Семинар по генплану


Бекасово. 2005 год. В.Д. Письменный в прениях

Ваши мысли

Скажите нам, что вы думаете...
и если вы хотите показать какую-то картинку в вашем отзыве, воспользуйтесь сервисом gravatar!

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


См. в той же рубрике: