Жулики они и есть жулики, или Так они ковали «победу»

08 декабря 2011 г. Распечатать запись  
Рубрика: Общество

Ваш отзыв
1622 просм., 1 - за сегодня

Подводятся итоги работы проекта «Гражданин Наблюдатель» — объединения независимых наблюдателей на выборах. http://nabludatel.org/. Мы постараемся дать статистику результатов по накрытым проектом участкам, а сейчас Вера Ярилина, один из наблюдателей от «ГН», делится с ТрВ своими впечатлениями о ходе выборов.

4 декабря. Воскресенье. В этот выходной мы с мужем проснулись очень рано. Он – наблюдатель от партии «Яблоко», я — корреспондент «Новой газеты», мы – участники проекта «Гражданин Наблюдатель». В 7.30 мы на избирательном участке № 382. К нам присоединился третий участник проекта – Алексей, участник комиссии с правом совещательного голоса.

На участке с виду все благополучно. Книги прошиты, цветы расставлены, члены комиссии сдержано отвечают на вопросы. Мы знакомимся, стараемся произвести приятное впечатление. С нами на участке находятся два наблюдателя от КПРФ и два от «Единой России». Фото- и видеосъемка вызывает много возражений и эмоций, поэтому открыто вести ее трудно.

Я с камерой нахожусь между урнами и столами регистрации, веду подсчет голосующих, а председатель комиссии Пуговкин В.Н. пытается выяснить у меня цель нашего наблюдательства.

На ответ, что мы хотим препятствовать вбросам бюллетеней, не допустить голосования за других лиц, хотим честного голосования,  Пуговкин В.Н. с улыбкой говорит, что это бессмысленно, т.к. Чуров все подправит и дорисует, как надо.

На вопрос «Считает ли он это справедливым?» Владимир Николаевич отвечает, что он вообще хочет уехать из России — здесь нормальные люди жить не могут.

В этот момент (10.30 утра) происходит первый вброс.

Пачку бюллетеней опустила в урну женщина. Мой муж заметил это и, рванув через все помещение, успел только к моменту, когда бюллетени оказались уже внутри. Активистка «Единой России» закатывает истерику по поводу того, что наблюдатель сшиб невинную женщину и обвиняет ее в преступлении. Председатель комиссии разгоняет всю сбежавшуюся толпу, запрещает приближаться к урнам и не дает задержать женщину, вбросившую пачку бюллетеней.

Поднимается всеобщий шум: наблюдателей отправляют в дальнюю часть комнаты, в помещении появляются люди, которые, не представившись, дают указания членам комиссии, наблюдателям.

«Проницательный» председатель комиссии в это же время находит в кабинке для голосования газету «Яблоко» (видимо забыла пожилая женщина незадолго до этого) и громко заявляет, что это незаконная агитация наблюдателя – угадайте от какой партии… Начинают составлять акт об удалении нас с участка.

Странным образом эта тема затухает, мы остаемся на участке и продолжаем работать.

К нам с мужем обращается избиратель с просьбой помочь написать жалобу в комиссию, которая касается голосования на дому.  В это время неизвестный мужчина выполняет второй вброс.

На мой крик опять поднимается волна возмущения со стороны комиссии, мужчина быстро скрывается, нас обвиняют в нарушении порядка. Пока я пишу жалобу, еще один мужчина вбрасывает бюллетени. Это уже третий вброс!

Я успеваю схватить его за руки, но в этот момент председатель комиссии подлетает и отрывает меня него.

Наблюдатель от ЕР Артамонова Л.Н. устраивает очередную истерику, утверждая, что этот мужчина невиновен. Наш наблюдатель успевает заснять спину уходящего нарушителя и пытается узнать у работников полиции, дежуривших на участке, почему те бездействуют? В ответ: «не имеем права задерживать».

Написав пачку жалоб и требований опечатать урну, мы заняли более эффективные боевые позиции и приготовились к следующим ударам.

Странное дело, но в течение следующих 5 часов ничего не происходило на участке. За исключением постоянного присутствия неизвестных людей, отказывавшихся представляться (вроде бы дружинники, вроде бы полиция, вроде бы прокуратура) – все было спокойно. Некоторые неизвестные люди пытались предложить материальную помощь и верную дружбу наблюдателям, но были огорчены и, видимо, удивлены отказом.

К 19.00 председатель стал говорить о том, что мне, как корреспонденту, нужно покинуть участок во время подсчета голосов. Открытый на нужной странице закон не производил никакого впечатления. Приехали представители прокуратуры и что-то стали выяснять. Наши попытки поговорить с прокурором оказались безрезультатны. Он вежливо говорил, что сам обратится к нам позже.

Новая хитрость: из бездонных недр коридора появляются двое из ОВД и предлагают нам проехаться в участок, т.к. «в 02 поступила жалоба на хулиганство наблюдателей» на 382 участке. Мол, дадим объяснения в участке, а после этого при большом желании можем вернуться.

Но нам повезло. Во время разговора наш наблюдатель Алексей и наблюдатели от КПРФ задержали с поличным мужчину во время вброса бюллетеней. К тому времени на участке скопилось большое количество сотрудников правопорядка, отворачиваться им просто было некуда – пришлось нашим полицейским из ОВД вместо нас увезти задержанного.

В коридоре между полицейскими и прокурорами проходило совещание на тему, как им быть.  «Нам же было сказано не влезать. А этих бы наблюдателей за слишком внимательное наблюдательство — в участок».  Полиция оказалась в сложном положении: им было рекомендовано не включаться в ход выборов, но информация о наличии правонарушений на участке уже достигла начальства.

Поскольку на нас с мужем поступила официальная жалоба через «02», а добровольно ехать в участок мы не соглашались, нам предложили дать письменные объяснения тут же, при этом отметить отсутствие с нашей стороны претензий  к правоохранительным органам. Мы согласились.

В это время при попытке вброса другим наблюдателям удалось с поличным поймать еще одного мужчину. Наблюдатель Алексей крепко держал его за руку, в которой была целая пачка бюллетеней. В попытке освободить нарушителя  активистка ЕР Артамонова Л.Н. покусала нашего наблюдателя, после чего заявила, что сейчас за ней приедет скорая. Видимо, пытаясь оправдать свое поведение болезненным состоянием.

Полицейские забрали задержанного, но протокола составлено не было.

Голосование было закончено, наступило 8 часов вечера. Председатель сразу заявил, что я не имею права находиться при подсчете голосов, т.к. не аккредитована на этот конкретный участок. Приехали члены ТИК. Через мобильную группу «Гражданина Наблюдателя» к ним поступили наши жалобы, и они решили участвовать в нашем подсчете.  Мнение председателя о моем удалении они разделяли, но удалось договориться о том, что Павел, мой муж, может вести съемку с моего фотоаппарата. Я остаюсь в коридоре, к сожалению, без официального акта об удалении.

После этого выяснилось, что начать подсчет они не могут, т.к. третья выносная урна еще не вернулась на место.

Члены комиссии пытаются «отдохнуть» в закрытой комнате со списками избирателей. А председатель ТИК в это время ведет душевно-человеческий разговор с Павлом, что нужно бы всем как-то подружиться. У всех дети, внуки, всем противно, но уголовная ответственность очень неприятна и неполезна для здоровья. Давай ты отойдешь подальше в момент вскрытия урн, а мы тебе как-нибудь в жизни поможем. Но наблюдатель, цитируя классиков – со щитом или на щите – отказался от сотрудничества и вынудил секретаря вынести списки избирателей на видное место.

В этот момент закрытая дверь участка распахивается, заходят трое крепких мужчин кавказской внешности во главе с неизвестной дамой, хотя после окончания голосования кроме членов комиссии и наблюдателей посторонних быть не должно. Подходят к Павлу, втроем хватают его под руки и выносят из помещения на улицу, несмотря на его громкие возражения!

За ними в холл выскакивают председатель ТИК, вся полиция, дружинники, но остановить ребят почему-то не пытаются. На улице эти неизвестные перегораживают вход в здание и отказываются отвечать на вопросы, помаячив неочевидным удостоверением ФСБ.

В то время как я вызываю наряд полиции, высшие чины этой самой полиции стоят рядом и тихо нецензурно удивляются происходящему.

Председатель ТИК и лейтенант полиции все-таки вышли на улицу (видимо случилась внезапная судорога совести).

Милейший председатель признался в своей трусости и неспособности противостоять этому беспределу и выразил свое удивление по поводу принципиальности наблюдателя.

Ведь  ОБЫЧНО НАБЛЮДАТЕЛИ ПРИХОДЯТ ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ на выборы.

Оказывается, умерив принципиальность можно заработать на отдых от исполнения гражданского долга в трех или пятизвездочном отеле.

Когда я вернулась на участок за верхней одеждой, я обнаружила комиссию за дружным раскладыванием и подсчетом бюллетеней. Председатель передал мне пальто и помахал ручкой.

К тому моменту как я вышла на улицу, мнимые фсбэшники стали уходить с крыльца, а вдалеке показалась машина ОВД.

Председатель ТИК  продолжал извиняться перед Павлом. Приехавшая полиция после небольшого колебания предложила поймать этих ребят и поехать в ОВД писать заявление.

Мы с мужем поехали за ними на своей машине. К огромному удивлению через двести метров мы действительно увидели, что полицейским удалось задержать двоих.  Их посадили в машину полиции и сказали нам следовать за ними в ОВД. И тут выяснилось, что между нами пытается вклиниться темная машина, чтобы отрезать нас от полиции и остановить. Вот тут уже стало совсем страшно.

К счастью, муж у меня машину водит хорошо и вообще способен к агрессивной езде. Поэтому удалось зацепиться за машину полиции и уйти от аварии. Приехав в ОВД Левобережного района, мы дали объяснения начальнику ОВД, следователю.

Все сотрудники были озадачены и удивлены происходящим. Большую часть из них мы уже видели на участке. Здесь они разговорились и сказали, что сами голосовать не ходят, что все это бред и неправда. Сами сделать они ничего не могут, права не имеют и вообще... Но, да, конечно, если все будут молчать, то ничего не изменится…

Что делать с нашим заявлением они не очень понимают, состава вроде как не видят, но обязательно передадут дело в прокуратуру.

«Мальчиков» наших тоже измерили и описали. Документов не нашли никаких. Задержат на 3 часа, потом отпустят. На вопрос про задержанных с бюллетенями ответили, что все в порядке – «завтра дело передается в мировой суд».

Нас немножко поторопили: за дверью ждала бабушка, у которой украли собачку. Поэтому мы выдохнули и поехали домой. Нам позвонил наш третий товарищ, который остался на участке.  Сказал, что считать вообще ничего не стали, оттеснили наблюдателей в угол, упаковали бюллетени, написали свои данные и все быстро кончилось. По предварительным данным «Единая Россия» набрала на нашем участке 59,4 %.

Жаль, что в статье нельзя посмотреть и послушать снятые на участке видео.

Вера Ярилина,
05.12.2011

Председатель Пуговкин

Активистка ЕдРа

На избирательном участке

Кто эти люди? Не наблюдатели, не члены комиссии, не избиратели

Наблюдатель от «Яблока»

Опечатывание урн

Ваши мысли

Скажите нам, что вы думаете...
и если вы хотите показать какую-то картинку в вашем отзыве, воспользуйтесь сервисом gravatar!

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


См. в той же рубрике: